Инки следовали трем заповедям: не укради, не лги и не ленись.   Две первых встречаются и у других народов, но не оставляют зримых результатов для последующих поколений.  А вот плоды третьей заповеди инков сегодня просматриваются очень хорошо.  Надо только забраться по почти отвесному склону метров так на 800, и увидишь развалины несравненного города Мачу Пикчу.

Тайны цивилизации инков

Как ни задирай голову стоя внизу каньона, пропиленного рекой Урубамба, ни за что не догадаешься, что над тобой, в обрамлении остроконечных зеленых пиков, не знавшей железа и письменности цивилизацией был построен не просто город, а летняя резиденция Сапа Инка – инкского императора.  Не пришло это в голову и стоявшим 500 с лишним лет назад на этом самом месте конкистадорам, потому-то Мачу Пикчу («старая вершина» на языке кечуа) и уцелел, и простоял нетронутым в забвении до 1911 года, когда его «открыл» ученый Йельского университета Хирам Бингэм – будущий прототип голливудского Индианы Джонса.  Местные крестьяне, естественно, были осведомлены о древних развалинах по соседству, поэтому Бингэма, которого индейский мальчик привел на развалины, в Перу признают лишь как первого «исследователя», рассказавшего миру о Мачу Пикчу.

 

 

Послушаешь гидов, начинающих чуть ли не каждую фразу словами «ученые (эксперты, исследователи) думают (полагают, считают)…», то начинаешь понимать, что по существу мы знаем про Мачу Пикчу, да и про инков в целом, крайне мало.  Единственные дошедшие до нас письменные свидетельства – испанские.  А конкистадоров, как известно, империя инков «Тавантинсую» интересовала лишь как источник золота, поэтому пространных и объективных описаний жизни народа, который они без угрызений резали, прокладывая себе дорогу к драгметаллу, они не оставили.  В отсутствие фактической информации махровым цветом расцвело множество теорий и ключом бьет романтическая эстетизация «благородных дикарей».

 

Inca citadel Machu Picchu in Peru. In 2007 Machu Picchu was voted one of the New Seven Wonders of the World.

 

Так, толком неясно, для чего было строить город в таком труднодоступном месте.  Земледельческих террас на подступах к нему так мало, что Мачу Пикчу явно предназначался не для трудов, а для удовольствий Сапа Инка.  Террасы часто использовались инками вокруг поселений на вершинах и гребнях для укрепления грунта и предотвращения опползней, и это, видимо, тот случай.  Судя по высокому качеству обработки камня, а услугами каменщиков могла пользоваться лишь знать, жили в городе император и его свита, всего около тысячи человек.  Когда соратники Бингэма раскопали много небольших черепов, то родилась теория, что в городе жили в основном женщины –«девственницы солнца». Потом сообразили, что инки обоих полов были весьма миниатюрны.  Тогда возникла другая: Мачу Пикчу был главным культовым местом империи! Мол, именно вера могла сподвигнуть инков на такой строительный подвиг.  Любому, побывавшему в Мачу Пикчу, понятно поползновение дополнить на редкость эффектное расположение города, само уже привносящее ауру духовности, религиозным подтекстом.  Город, однако, лежал на отшибе империи в стороне от проторенных троп и простым инкам путь в этот правительственный дом отдыха был заказан; таким образом, он не мог служить центром религиозного паломничества.  На это же указывает и то, что большинство населения, видимо, вообще не знало о его существовании, что и помогло сохранить город в тайне от испанцев.

 

Мачу-Пикчу, Перу

 

Экскурсоводы до сих пор величают строения названиями, данными с легкой руки Бингэма: «дом верховного жреца», «храм солнца», «главный храм».  Логика тут прослеживается примерно такая: раз камни обработаны тщательнее и кладка добротнее, чем у других строений схожего размера, то, вероятнее, что тут жил не просто жрец, а «верховный»; а если у постройки лишь три стены, то на жилище не тянет, и, значит, перед нами «храм».  Не дивиться на искусство полигональной кладки нельзя: камни циклопических размеров вырезались в каменоломнях, непонятно как втаскивались на вершину (инки не знали колеса) и без капли раствора так подгонялись друг к другу, что между ними до сих пор нельзя просунуть лезвие ножа.  Несмотря на многочисленные землетрясения, сложеные инками здания стоят и стоят.

Вообще, теория о том, что к строительству Мачу-Пикчу приложили руки (или шупальца?) пришельцы из космоса, давно обсасывается и легко находит последователей.

Немудрено, что испанские солдаты, в большинстве своем набранные из бедных крестьян, дивились инкским сооружениям и считали их плодом работы если не богов, то по крайней мере какой-то сверхъестественной силы.  А инки, в свою очередь, принимали испанцев за пришествие во множестве ипостасей бога-творца Виракоча, традиционно изображавшегося белолицым и бородатым, что и объясняло легкость побед всего лишь нескольких сот конкистадоров над миллионной армией инков, не рискнувших крошить черепа бледнолицым.  Вообще, теория о том, что к строительству Мачу Пикчу приложили руки (или шупальца?) пришельцы из космоса, давно обсасывается и легко находит последователей.

 

Мачу-Пикчу, Перу

История легендарного города

Строился Мачу Пикчу в середине 15-го века во время правления 9-го Сапа Инка – Инка Юпанки, получившего прозвище Пачакути, которое можно перевести как «тот, кто выводит из равновесия пространство и время».  Это был властный правитель, при котором территория империи увеличилась в три раза благодаря централизованной бюрократии, использованию принудительного труда и агрессивной внешней политике.  Но сегодняшние посетители весьма равнодушны к лишениям, выпавшим на долю тысяч безымянных инкских строителей, и подсознательно даже благодарны Пачакути, давшему нам возможность наслаждаться открыточным видом развалин с площадки обозрения у так называемой «сторожевой башни».  Так же мы особо не печалимся о причинах, заставивших инков внезапно оставить город; будь он населен и поныне, на фундаментах из древних камней красовались бы унылые надстройки из бетона!

 

 

Большинство туристов едет комфортным поездом из Куско до местечка Агуас Кальенте, и уже оттуда после 20-минутной поездки на автобусе по серпантину попадает в таинственный город инков, но такие, как я, идут до него 43 км пешком по горной тропе, построенной инками.  Шагать в разреженном воздухе нелегко, хотя на себе несешь лишь то, что может понадобиться в течение дня.  Сегодня неорганизованным порядком по тропе ходят лишь индейцы-кечуа; туристы же должны покупать тур с гидом, поваром и носильщиками.  Жилистые носильщики в шлепанцах практически бегут рысцой с тяжелой поклажей за плечами; к приходу на место привала или ночевки туристов уже ждут расставленные палатки и приготовленная еда.

 

Мачу-Пикчу, Перу

 

Эти 43 км – самый известный отрезок внушительной сети мощеных крупными булыжниками широких троп с укрепленными стенами, туннелями и мостами, которую в 16-ом веке отстроили инки и назвали капак ньян.  На языке кечуа «капак ньян» означает что-то вроде «королевский путь» или «дорога властелина».  Для отвода воды в сезон дождей вдоль троп были прорыты каналы.  Капак ньян соединил одни из самых труднодоступных мест планеты: через перевалы на высоте 6 тысяч метров можно было пересечь Анды и попасть с тихоокеанского побережья в джунгли Амазонки.  Общая протяженность магистральных троп и второстепенных ответвлений приближалась к 28 000 км.  И тут инки тоже не поленились: эту гигантскую инфраструктуру, свидетельствующую об амбициях инкского императорского двора и растянувшуюся от сегодняшних Колумбии до Аргентины, инкские строители создали всего за 100 лет!

 

Ollantaytambo, Peru – december 18, 2014: Women and children in traditional Peruvian clothes break from posing with tourists in Ollantaytambo, Peru

 

Тропа нас опекает. Когда мы идем по пути наших предков, Пачамама (мать-земля) нас хранит. Пачамама — это и мудрость, и живительная сила. Поэтому и с 40 кг за спиной через 40 км по Капак-Ньян не так устанешь, как с 20 кг на 20 км обычной дороги.

Но не только размерами и инженерными решениями был примечателен капак ньян, а еще и тем, как он использовался.  На тропы инков разрешалось ступать лишь императору (его обычно носили в паланкине) и его окружению;  простолюдины допускались лишь для выполнения поручений государственной надобности.  Обгоняя медленные караваны лам (бывшие основным вьючным скотом империи, они чувствуют себя максимально комфортно на высоте не менее 3 км) по тропам сновали тысячи имперских гонцов-часки.  Эти бегуны занимали особое положение в обществе, были хорошо тренированы и отлично организованы: сообщение по эстафете передавалось (обычно устно) на перевалочных станциях тамбо, расположенных через каждые три километра.  И не только сообщения передавали друг другу часки: благодаря им на стол императора в Мачу Пикчу в кратчайший срок попадала свежая рыбка с из Тихого океана!

 

 

Мачу-Пикчу, Перу

 

Сегодня индейцы нескольких сот поселений Эквадора, Перу, Боливии, Чили и Аргентины ежедневно пользуются участками капак ньян, сохранившимися несмотря на землетрясения, опползни и буйную растительность.  И если мы смотрим на дорогу, пусть даже живописную, прозаическим глазом, как на способ попасть из пункта А в пункт Б и не рассчитываем получить от перемещения особый заряд духовности, то даже когда индейцы просто топают по тропе инков на рынок в соседнюю деревню, она для них не только инструмент, но и попутчик.

 

 

Улыбчивый носильщик Лучо поделился со мной на подъеме листьями коки, которые индейцы жуют, чтобы не чувствовать усталости, и поведал про пачу – триединую концепцию инкского мироздания, объединяющую подземный, земной и небесный миры: «Тропа нас опекает.  Когда мы идем по пути наших предков, Пачамама (мать-земля) нас хранит.  Пачамама – это и мудрость, и живительная сила.  Поэтому от 40 кг за спиной и 40 км по капак ньян не так устаешь, как когда несешь 20 кг на 20 км по обычной дороге».  Так я узнал, что попадвшиеся мне вдоль тропы горки из камней – это апачету, приношение Пачамаме, чтобы помогла безопасно добраться до места назначения и вернуться домой.

Когда на четвертый день похода выходишь к «солнечным воротам» Интипунку, и впервые видишь Мачу Пикчу в утреннем солнце на фоне зеленых вершин, то тут же забываешь о крутых подъемах, недостатке кислорода, отсутствии душа и других неудобствах похода.

А если добавить диковинную растительность в дороге, великолепные виды Анд и другие инкские развалины, через которые пролегает путь и на которых не толкаешься локтями с 3000 туристами, ежедневно посещающими Мачу Пикчу, а бродишь часто совсем один, то понимаешь, почему войти в Мачу Пикчу по королевскому пути, даже если тебя и не несли в паланкине, непобедимая альтернатива прибытию на поезде и почему желающих протопать тропой инков в последнее время стало так много, что перуанское бюро по охране памятников установило квоту в 500 человек в день (300 из которых – носильщики).

 

древний город инков

 

Текст: Алексей Дмитриев

 

Читайте также:

Солончак Уюни. Боливия, Южная Америка

Welcome aboard! Путешествие в роскошном Belmond Andean Explorer через Анды

Джип-сафари по Альтиплано. Советы для путешествия в Боливию

Гватемала: стихии предков майя

В добрый путь! Правила безопасных путешествий в странах Латинской Америки