Дальний север… Страна, где деревья растут на камнях. Лишь олени, птицы и немного людей решились поселиться в месте, где, по легенде, испокон веков хозяйничали злые и добрые тролли. Однако моря вокруг каменной суши изобилуют столь пышной жизнью, что заядлые рыбаки живут мечтой побывать здесь. Наша мечта, наконец, исполнилась: я и трое моих друзей рыбаков-бизнесменов, вооружившись рыболовными снастями и верой в удачу, отправились в Норвегию, на остров Магеройа.

 

Магеройа

Таможенный сюрприз

Мы выехали на машине из Киева, через Польшу до города Гдыня, дальше паром и дорога через Швецию. Небольшой отрезок Финляндии — и наконец, ранним утром мы пересекли границу Норвегии.

У дороги небольшой домик — таможня. Мужчина в форме жестом остановил нас и стал досматривать груз. В Польше мы запаслись продуктами и напитками и полагали, что купленное в ЕС не подлежит таможенному досмотру. Однако таможенник объявил, что Норвегия не является членом ЕС, поэтому есть ограничения на ввоз. Некоторое количество напитков он конфисковал и выписал штраф в 400 евро. Мы пытались спорить, но ничего не помогло. Смирившись, заплатили штраф и поехали дальше. Утешило нас яркое солнце, удивительно прозрачный воздух, чудная природа и… печать благополучия буквально на всем.

Вскоре лес за окном авто сменился низкорослой карельской березой, а затем кроме мха и вовсе ничего не осталось. Вдоль дороги мы видели редкие норвежские «дачи» и ребятню, азартно сооружающую пирамиды из плоских камней. Последний перегон — подводный тоннель около 7 км длиной, вырубленный прямо в скале.

 

Магеройа

Первый выход в море

На Магеройе нас встречают северные олени. Белые, как снег, коричневые, как шоколад, но в основном пестрые. Попадаются и овцы, белые и очень упитанные. Внимание привлекают сувенирные лавки — небольшие домики, на крышах которых густо растет трава. Главное место острова — мыс Нордкап. Указатель гласит, что это самая северная точка суши.

Первая рыба на крючке — и адреналин вскипает в моих жилах. Вот ее уже можно разглядеть в глубине, вот она бьется на поверхности. Треска килограммов на семь – отличное начало!

В поселке Гесвайер жителей всего с полсотни, вокруг скалы и берег Северного моря — просто сказка для жителя большого густонаселенного города. Мне не терпится остаться наедине с собой и удочкой, отдаться азарту и поймать свою самую большую рыбу. Обустраиваемся в номере, берем напрокат одежду, обувь, кое-какие снасти, оснастки. Арендуем три катера и — мимо скал с птичьими базарами, мимо китов и тюленей — уходим в открытое море.

Пока штурман делает свою работу, я подготавливаю снасти — мощное удилище, леску и катушку. На леске пилькер — продолговатый груз в 300–900 граммов весом с крючком на конце. Ловят на Магеройе без всякой наживки, просто на крючки в цветной силиконовой рубашке.

Местные говорят, что рыбачить лучше на глубине от 40 до 150 метров. В глубины менее 40 метров проникает свет, оттого дно там покрыто водорослями и зацепов не избежать. Зацепы бывают и на других глубинах, однако снасть иногда можно спасти, обходя на катере вокруг точки зацепа. Надеюсь, мне не придется проверять, работает этот метод или нет. Терять снасти в море не только обидно, но и накладно: не самый дорогой пилькер, например, стоит около 20 евро.

 

 

Стоя по разные стороны катера, отпускаем тормоз, и груз с крючками уходит в черные волны. Каждый заброс — это надежда и вера в то, что именно сейчас самый лучший трофей клюнет на твой крючок. Первая рыба на крючке — и адреналин вскипает в крови. Вот ее уже можно разглядеть в глубине, вот она бьется на поверхности. Треска килограммов на семь — отличное начало!

Рыбы здесь очень много. Клюет практически сразу, груз иногда не успевает достичь дна. Но тащить ее с таких глубин нелегко, поэтому многие используют электрокатушки. Иногда думаешь, тянешь что-то очень большое, а на деле на четырех крючках сидит по средней рыбе. А если крючок впился рыбе в бок, поднимать еще тяжелее. Часто бывало, что крючок взяла небольшая рыба в 3–4 кг, а ее заглатывает крупная в 7–8 кг, в таком виде всё это и тащишь наверх.

Рыбу меньше 5 кг я выбрасываю за борт, на радость чайкам и альбатросам. На моих глазах альбатрос целиком проглотил четырехкилограммовую треску и даже не крякнул. Но если попалась рыба хороших размеров, надо сразу перерезать ей горло, чтобы кровь не запеклась в мясе. После чего отправить ее в специальную пластиковую бочку, которая есть на каждом катере.

 

Skreifiske i Lofoten

Рыбацкие трофеи

Кроме трески, пикши и зубатки, нам попадался морской окунь и налим. Трофейной рыбой считается палтус. Моему другу посчастливилось поймать палтуса на 20 кг, мы все прыгали от восторга — вот он наш трофей! Но нашим соседям повезло больше — 40 кг. Когда другие рыбаки выловили палтуса на 114 кг, все были уверены, что это предел. Но нет, после была рыба и на 200 кг. Даже хозяева этого места такого никогда не видели. На берег эту громадину вытаскивали трактором. Если бы такая рыба попалась мне, я бы, наверное, лопнул от эмоций.

При таком обильном улове волей-неволей начинаешь разбираться и в морской кулинарии. Каждый день мы ели свежую рыбу в самых разных комбинациях: всевозможная уха, морской окунь горячего копчения, печень и щеки трески — все настолько вкусно, что не оторваться. Попробовали и краба. Тут его добывают в промышленных масштабах. Обычные рыбаки, как я, могут взять напрокат краболовки, но они такие маленькие, что серьезный краб туда не влезет. Я решил не тратить на это время и купить краба в магазине. Дорого, но где вы еще отведаете такое?!

С полными бочками причаливаем к пристани. На берегу стоит специально оборудованный домик для чистки рыбы. Процесс очень прост. Не вспарывая рыбе живота, срезаю филе, ведя нож вдоль позвоночника. Все отходы возвращаю назад в бочку. При следующем выходе в море «отходы» вываливаются за борт птицам или используются в краболовках. После чистки филе замораживается и укладывается в пенопластовые ящики. Советую ловить столько рыбы, сколько сможете переработать, ведь это тоже труд.

 

Ветер против рыбалки

Да, именно ветер решал, будем мы рыбачить или нет. В открытом море можно рыбачить при ветре 2–3 м/сек. При ветре 4–5 м/сек лучше ловить под прикрытием суши. А вот 7 м/сек и более уже опасно для жизни. Море холодное, а волны заставляют понервничать. Надо быть предельно осторожным, чтобы не упасть за борт, ведь долго в такой воде не выдержать. В этом году утонули два туриста из Германии.

Я не страдаю морской болезнью, но ветер и волны на Магеройе были испытанием для моего вестибулярного аппарата. Поначалу всё было хорошо, но на третий день, в момент, когда лодку качало во все стороны, мне пришлось выпить лекарство. И я понял, что в плохую погоду лучше оставаться на берегу.

На суше я гулял по скалам, дышал чистейшим воздухом, копил жизненные силы. В горах лакомился вкусной ягодой морошкой. Совсем рядом бесстрашно ходят олени, летают смешные тупики. На календаре полярный день, и всё живое пользуется временем света. Вокруг кипит жизнь, и я был ее частью.

 

Прощание с островом

На земле не так уж много мест, которые заряжают силой. Магеройя испытывает тебя на прочность и выносливость. В условиях севера, с крепкой удочкой в руках, человек перестает быть просто потребителем. Всё привычное уходит далеко на второй план, перед лицом природы все равны. В счет идет только умение, сила и удача.

В последний день не обошлось без казусов. Один из моих друзей рыбачил с электрической катушкой и, должно быть, поплатился за то, что не устал, как остальные. Море получило свою дань: очень дорогой мобильник выпал из кармана приятеля, когда он наклонился за очередной рыбой. Ладно телефон, но в нем была куча фотографий, которые он сделал за всё время рыбалки. Все уникальные фотовпечатления пошли ко дну.

Нас, потевших и уставших, море вознаградило: 25 штук трески, каждая по 8 кг, все как на подбор. Но по норвежским законам, вывезти из страны можно лишь 15 кг замороженного филе на человека (а крабов можно вывозить только при наличии чека из магазина). Лишнее мы отдали нашим друзьям из Белоруссии, которые в этот день не поймали ничего стоящего. Даже на Магеройе рыбаку нужна удача, чтобы заполучить ценный трофей.

Загрузив в машину полные ящики замороженной рыбы, мы двинулись в обратный путь. На границе Украины нам улыбается красивая девушка в форме, и на душе у нас становится тепло. Мы дома!

 

 

Авторы текста: Марк Бадалян и Валерий Бадалян 

 

Читайте также:

Остров, хранящий тайны

Вкус жизни на Филиппинах

Открываем европейские столицы: Осло, Брюссель, Париж

160 возможностей увидеть мир: Silversea представили летнюю коллекцию круизов