Приехав в Египет, Александр Кулиш исследовал памятники древней цивилизации, расположенные вдоль главной жизненной артерии страны — реки Нил, от Александрии на Средиземном море до Асуана рядом с озером Насер.

Автор текста и фото: Александр Кулиш. Больше путешествий, фотографий и историй ищите в профиле Instagram @kulishab

 

Гиза

 

Такси везет меня в отель по ночному Каиру. Даже в темноте хорошо виден ухоженный район Гелиополис с его доминантой — экзотическим дворцом бельгийского барона Эмпейна, который не так давно открылся после многолетней реставрации. Потом дорога становится менее опрятной и гораздо более пыльной —  мы приближаемся к пустыне, на краю которой расположен пригород Каира Гиза, самое знаменитое место во всем Египте: здесь находится пирамида Хеопса и сфинкс с отбитым носом. Прилегающую к территории пирамид уродливую современную застройку отделяет от памятника истории загазованное шоссе; к счастью, у пирамид ничего этого не видно.

Ближайший к пирамидам отель —  Marriott Mena House, откуда к сфинксу можно пройти пешком. Название Mena House принадлежит историческому зданию, построенному еще в 1886-м и ознаменовавшему начало роскошных путешествий в Египет. Сейчас этот флигель находится на реновации, а после открытия станет частью сети JW Marriott. Но даже и в современном корпусе отеля приятно проснуться, а по пути на завтрак в ухоженном саду обнаружить, что вершина пирамиды Хеопса видна за оградой: до нее рукой подать. С гидом, профессором египтологии Каирского университета, мы отправляемся к безлюдным гробницам фараонов, у которых приуныли погонщики верблюдов и продавцы сувениров: туристов из-за ковида очень мало. Ветер с пустыни кажется ветром истории, когда оказываешься рядом с сооружением, построенным 4500 лет назад. Это место — идеальный эпиграф к большому путешествию по Египту.

 

 

Эль-Аламейн

 

Средиземное побережье Египта словно специально придумано для тех, кому не по душе эстетика Красного моря. Вернее, не все египетское Средиземноморье, а отель Al Alamein, который с 1960-х является главным курортом для египетской элиты, иностранного дипкорпуса и экспатов. Это хорошо охраняемый секрет: иностранных туристов здесь не бывает. Меж тем это один из самых красивых курортов мира — с пронзительной чистотой бирюзовых волн, ухоженными газонами и тоннами белого песка на пляже. Такой песок есть только на Мальдивах и здесь. Интерьер белого модернистского здания — оммаж египетскому кино и эстраде 1960-х, есть уголок Омара Шарифа и дивы в черных очках, певицы, водившей дружбу с президентами и шейхами, — Умм Кульсум.

Для самих египтян высокий сезон здесь — лето, однако максимально комфортная погода устанавливается в октябре и ноябре, когда температура воды и воздуха выравнивается. Я побывал в Al Alamein в конце декабря: купаться было поздно, зато я смог удобно устроиться в ярком шезлонге на берегу с книгой, подставив лицо солнцу и морскому бризу. Забегая вперед, скажу, что после загазованных Каира и Александрии такое место, как это, где можно продышаться и совсем нет людей, просто необходимо.

 

 

Александрия

 

После безупречного сервиса Al Alamein регистрация в александрийском Steigenberger Cecil раздражает своей неспешностью. Но жизнь все равно налаживается. Cecil — последний из великих александрийских отелей эпохи ар-деко с башнями в мавританском стиле в самой лучшей части набережной Корниш. Сейчас, управляемый немецкой сетью Steigenberger, он уже нет тот, что раньше, однако номера — чистые, потолки — высокие, таблички с именами знаменитых постояльцев на месте. А один антикварный лифт чего стоит! Получив ключ от номера «Жозефин Бейкер», я вышел на балкон. По набережной, безостановочно сигналя, мчались желто-черные такси «Лады», над морем кружили чайки, а рыбаки забрасывали удочки в волны. Корниш, от крепости Кайт-бей до Александрийской библиотеки, с балкона был как на ладони. Позже, попытавшись перейти на другую сторону, я понял, что на шесть километров набережной всего два светофора, и дорогу нужно не переходить, а перебегать. 

 

 

Александрия запомнилась мне как место разрушающейся красоты. В начале XX века это был процветающий город с преимущественно греческим населением, с дворцами, виллами, доходными домами, для строительства которых приглашали лучших архитекторов из Италии. Здесь были шикарные кафе — осколки былого великолепия можно наблюдать сегодня в Trianon и Café de la Paix. Но Александрия до сих пор город великой кофейной культуры — нигде в Египте вам не нальют такого бодрящего эспрессо, как здесь в Brazilian Coffee Roasters. Это город прекрасных кондитерских, таких как Chocolat Factory, где на витринах красуются конфеты ручной работы из бельгийского шоколада.

Нигде в стране вы не найдете ресторанов с морепродуктами такого уровня, как White & Blue в Греческом клубе или Seaside неподалеку от яхт-клуба. А ведь еще есть музеи! Греко-римский музей с его античной коллекцией на ремонте уже много лет, но великолепные римские мозаики можно увидеть в Музее древностей Александрийской библиотеки. Прекрасен Музей королевских драгоценностей — не из-за ювелирных украшений, их там мало, а из-за обстановки дворца принцессы Фатимы аль-Захра, в котором он находится. Одни только катакомбы Ком эль-Шукафа — завораживающий, ни на что не похожий симбиоз образов Древнего Египта и Древней Греции — достойны отдельной поездки в Александрию.

 

 

Читайте также:

Украина и Евросоюз подписали соглашение об “открытом небе”

10 идей для каникул в Дубае

Четыре стихии Черногории